Новости

28.02.2018

Волшебная история "Про Барабашку, трын-траву и смелого Петю"

Друзья!

Мы проводим конкурс иллюстраторов, все подробности по ссылке: https://www.instagram.com/p/Bfh2X_rHDrn/?taken-by=i_am_ultramarina

Для выполнения первого условия, вы можете прочитать аннотацию или текст сказки. Аннотация по ссылке (см. выше), а вот текст сказки вы можете прочитать ниже.

Все дети чего-то боятся, да чего там, взрослые тоже иногда боятся. Это не значит, что мы трусы: страх нужен, чтобы  не давать нам бездумно совершать опасные глупости. Даже у животных есть страх, который их предупреждает об опасности. Но в этой книге речь пойдет про мальчика, который боялся чего попало: Бабы Яги, полицейского, Барабашки, врачей, а особенно темноты — потому что в темноте могут прятаться они все. Одним словом, храбрец, да и только.

... В тот день Петя заболел. Он лежал дома с температурой. Это только так говорится «лежал», а на самом деле он преспокойно играл с любимыми роботами, пил вкусный мамин компот и вообще делал что хотел в свое удовольствие. Конечно, иногда он немножко уставал и ложился в кровать поваляться, но потом-то снова можно было играть! Словом, это был бы отличный день, если бы его не портило ожидание вечера. Петя знал, что вечером прид ет мамина подруга тетя Лена детский врач. Как он ни уговаривал часы остановиться, наконец раздался звонок в дверь….

Тетя Лена пришла!

Тетя Лена – мыльная пена, — проворчал Петя и повернулся спиной к двери. Может, если никуда не выходить и продолжать играть, тетя Лена обидится и уйдет домой?

Но тетя Лена даже не расстроилась. Они с мамой пришли в Петину комнату, тетя Лена села на диван, улыбнулась и сказала:

Ну что, Петя, подойди ко мне, надо тебя послушать. Потом пойдем на кухню пить чай — я пирожных принесла. Корзиночек!

Вообще-то она была ничего такая, добрая — если не считать того, что врач. Когда слушают, вроде не больно, — и Петя, помедлив, подошел.

Вот молодец. Дыши, не дыши, дыши, так… А теперь поглубже, – командовала она. Катя, температуру давно измеряли?

Час назад, — отозвалась мама. — Тридцать семь было.

Дыхание чистое, – сказала тетя Лена. — Теперь давай горлышко посмотрим, и..

Тут пациент вздрогнул, вырвался и, быстро юркнув под кровать, уже оттуда промычал:

Не покажу горло. Оно не болит.

Петенька, вылезай, потом пирожные пойдем есть!

Бесполезно — Петя только подальше уполз. Пирожные пирожными, а когда к тебе в рот лезут плоской палочкой — кому понравится!

Ну, что с ним будешь делать! – воскликнула мама, — боится он врачей. Не за ноги же его вытаскивать — большой ведь парень.

 Голос у мамы был расстроенный.

Не переживай, — сказала тетя Лена. – Давай-ка чай пить. А ты, Петя, когда захочешь, тоже к нам приходи. Горло проверим, и корзиночку съешь.

 

Они ушли, а Петя остался сидеть под кроватью. Пока врач не уйдет домой, вылезать он не собирался. Ладно, если только горло посмотрит, а то потом может и уколы прописать! Ужас какой!

В засаде было скучно, темно и слегка пыльно, а еще очень хотелось пирожных. Петя совершил вылазку из укрытия — прихватил роботов, но играть под кроватью оказалось неудобно. Вдруг он расслышал рядом с собой тихое всхлипывание. Он повернул голову и замер: маленький-премаленький лохматый человечек горько плакал, прислонившись к ножке кровати. Он выглядел таким несчастным, и Пете стало его так жалко, что он даже удивиться забыл.

Ты почему плачешь?

Ша-а-апку потеря-а-ал...

Не переживай. Хочешь, я тебе свою отдам? Она большая, из нее можно тебе штук пять сшить!

Н-е-ет, — прохныкал человечек, — мне твоя не нужна, моя волшебная была. Я с ее помощью сны детям наколдовывал!

Ого, такой у меня нет, — вздохнул Петя. — А ты кто такой?

Барабашка... Точнее, Барабай Барабанович Третий, — уже важно представился гость, перестав плакать.

Петя только глаза вытаращил. Да уж, не таким он его себе представлял. Барабашке, думал Петя, положено быть древним, жутким, зубастым, а этот оказался маленький, хорошенький, с льняными волосами и голубыми глазками.

Ты правда Барабашка? Я думал, ты старый и страшный. А ты… ну...

Человечек аж рассмеялся.

Вообще-то нас, барабашек, много, старенькие тоже есть. Детей на земле вон сколько – работы всем хватает. Мой дедушка, Барабай Барабанович Первый, седой и с морщинами. Но совсем не страшный.

Вот это да! А я тебя всю жизнь боюсь. Думал, ты пугать меня должен приходить.

Глупости, мы приходим детям красивые сны показывать. Мне для того и шапка была дана: как взмахну ей над головой ребенка, так тому что-нибудь хорошее приснится… — голос Барабашки опасно задрожал.

А как она выглядит? — быстро спросил Петя.

Соломенная, как панамка. Мне ее дедушка подарил, когда на службу принял. Теперь не знаю, как ему на глаза показаться. Шапка – самое ценное, что у каждого Барабашки есть, а я ее сегодня взял и потерял. Замотался я: и ты болеешь, и девочка на пятом этаже.

Лизка, — догадался Петя.

Да, да, Елизавета. Вы то ляжете на кровать, то встанете, пойди пойми, хотите спать или нет. А больным детям особенно хорошие сны нужны. Вот и потерял я шапку между вашими квартирами.

Можно выйти на лестницу поискать, — предложил мальчик.

Да не по лестнице, я, братец, перемещаюсь, — объяснил Барабашка, — а по-волшебному: закрыл глаза, и нет меня. В комнате Елизаветы я уже все обыскал, и у тебя, Петр, тоже. Нет шапки моей.

Откуда ты знаешь, как меня зовут? – удивился Петя.

Я все, друг мой, знаю. И что Петром тебя звать. И что к тебе врач пришла, а ты ей горло показывать боишься. Но это мне понятно, я тоже докторов больше всего на свете боюсь.

А разве Барабашки болеют?

Еще как болеют. Я в прошлом году так…

Но договорить Барабашка не успел. В комнату вошла тетя Лена и позвала:

Петь, ну выбирайся. А то мне придется самой к тебе под кровать  лезть, смешно же будет.

Этих слов Барабашка так испугался, что бросился к мальчику и обхватил его за шею. Все вокруг вдруг поплыло и завращалось. Голос врача становился все тише и тише, пока совсем не смолк. Когда Петя очнулся, то понял, что они вместе с Барабашкой лежат на какой-то летней полянке. «Странно, — подумал мальчик, — сейчас же зима, откуда трава?»

Тут Барабашка разжал ручки, зарыдал с новой силой и принялся кататься по земле, приговаривая: «А-а-а, вот я глупый балда, безмозглый балбес! Дурачина-простофиля, а-а, бестолочь бестолковая!» Петя окончательно запутался. Где он? Что происходит? Почему Барабашка опять плачет?

Почему ты бестолочь? спросил он, решив начать с малого.

Человечек хлюпнул носом, прервал поток слез и, икая, объяснил, что у настоящих Барабашек есть три правила. Первое — никогда не показываться детям. Второе — никогда не дотрагиваться до детей. И третье — никогда не расставаться с волшебной шапкой, которая дается одна на всю жизнь.

И вот сегодня внук Барабая Барабановича Первого, наследник престола, умудрился нарушить сразу все правила разом: потерял шапку, показался Пете и, самое ужасное, в страхе бросился ему на шею и так притащил его в сказочную страну.

— Меня нака-ажут! Я больше никогда не смогу показывать сны детям! — Барабашка задрожал всем телом. Нет мне теперь дороги в замок к дедушке, и в мир людей — нет. Без шапки-то я ничего не умею. Как мы тут оказались – сам не знаю. Как тебя обратно вернуть — тоже. Бестолочь я бестолковая-а...

Ты не знаешь, как меня вернуть обратно? – расстроился теперь и Петя. — Что же делать?

Не знаю, не знаю, — причитал Барабашка. — Будем прятаться в лесу, в нем всего полно: и ягод, и грибов, и корешков всяких!

Не хочу в вашем лесу жить. Хочу домой! Неужели ничего нельзя придумать?

Можно было бы дедушку спросить, он у нас все знает. Только страшно к нему идти!

Слушай, Барабашка, — поразмыслив, сказал мальчик, — я думаю, что тебе надо во всем сознаться самому. Все равно тебя искать будут, ты же наследник. Я когда люстру мячом разбил, мама сказала, что придет папа с работы и будет у нас мужской разговор. Мне так страшно было, что это за мужской разговор такой. Лучше бы уж мама сразу меня отругала. И вот я ждал, ждал, ждал. А папа не шел. Мне с каждой минутой страшней и страшней становилось. И когда в дверь позвонили, я уже так ждать устал, что пришел в коридор к папе и прямо на пороге ему выпалил, что мол, в футбол играл, люстру разбил. Папа помолчал немного. А потом и говорит: то, что люстру разбил, — плохо, а что признался – молодец, мужской поступок. Теперь главное – исправить то, что ты сломал. Плафон мы с ним склеили, трещины незаметно даже. С тех пор я, если что порчу, сам признаюсь. Ты же не специально шапку потерял. Пойдем к твоему дедушке!

Боязно, — пролепетал Барабашка, — и стыдно.

А если в лесу спрячешься и тебя найдут, еще стыднее будет!

Барабашка надолго замолчал, даже хлюпать перестал.

Твоя правда, друг, — сказал он наконец. — Пойдем. Может, дедушка знает, как тебя домой вернуть.

По лесной тропинке ребята быстро вышли на широкую дорогу, которая вела к главному городу королевства — Барабайбургу. По пути Петя многое узнал от приятеля про сказочную страну. Жители ее, барабаи, были человечками добрыми и общительными. Каждому барабаю полагалось пять лет отслужить, показывая детям красивые сны. В свободное от службы время барабаи жили в точности как люди: поля возделывали, в лес за грибами-ягодами ходили, да и другой работы в королевстве было много. Лес в сказочной стране был необычный: в нем обитали Баба Яга, Кощей Бессмертный, а животные умели разговаривать. В самой глубине леса росли березы с волшебным соком. Этот сок пили барабаи, чтобы видеть в темноте, прилетев к детям, — ведь барабашкам нужно быть очень осторожными, чтобы не разбудить малышей. А то какую-нибудь машинку заводную заденешь, дите проснется, сон улетит, и вся работа насмарку.

А как этот сок добывают? — спросил Петя,

Только ночью и только наощупь. Если собирать его днем или выпить глоток добытого накануне сока,чтобы видеть лучше, — волшебство не сработает.

А еще в чаще растет трын-трава, — продолжал рассказывать человечек. — Из нее волшебные шапки плетут, ее тоже только ночью можно собирать. И только самые смелые барабаи ходят за соком и травой, все их очень уважают.

Так, за разговором, они незаметно добрались до Барабайбурга. Миновали ворота, по узким мощеным улицам подошли к королевскому замку. Везде в городе были изображения берез: фонарные столбы были похожи на пятнистые тонкие стволы, березовые ветки и листья были нарисованы на ставнях домов и украшали витрины магазинов. Наверно, это потому, что эти деревья тут волшебные, решил Петя. Все барабаи с любопытством смотрели на него: не попадали еще к ним в город настоящие мальчики! У входа во дворец стояли два стражника в зеленых мундирах и полненький Барабай-Дворецкий.

Уточните, пожалуйста, не занят ли Барабай Первый и может ли он сейчас принять своего внука, Барабая Третьего, — учтиво попросил Петин друг.

Будьте любезны, Ваше Высочество, подождите здесь.

С этими словами Дворецкий удалился, но вскоре вернулся, чтобы проводить гостей в тронный зал.

Посреди огромного зала стоял высокий трон, расписанный узором из березовых листьев. А на нем сидел маленький худенький старичок с добрыми светло-голубыми глазами.

Заходи, заходи, внучок, — приветствовал он. — О, да ты не один, а с другом?

Барабашка явно очень волновался, но все-таки рассказал дедушке историю, которая с ними приключилась.

Плохо дело, — вздохнул Барарабай Первый, — знаю, я как помочь, но не совсем. Как вторую шапку тебе добыть, мне известно. Дело непростое, но ты справишься. А вот как Пете вернуться домой — не представляю даже, такое у нас в королевстве впервые.

Расскажите, пожалуйста, как шапку вернуть, – Петя даже про себя забыл, ему очень хотелось помочь Барабашке.

По закону нашего королевства, — сказал Барабай Первый, — тот, кто свою шапку потерял, должен сам ее сплести из трын-травы, собранной в полночный час.

Здорово, — обрадовался за Барабашку Петя.

Здорово-то здорово, — проворчал Барабашка, — но я темноты боюсь, в лесу ночью мне страшно будет.

Не страшнее, чем днем, внучок, — успокоил его дедушка, — Ночью там все такое же. Главное — пока светло, дорогу запомнить хорошенько, чтобы не заблудиться. Кстати, зайдите к Яге. Она у нас самая мудрая и должна знать, как Петю домой отправить.

Обязательно зайдем, — воспрял духом Барабашка, который чувствовал себя жутко виноватым перед Петей.

Вы идите, подкрепитесь, а я велю старшему полицейскому к Бабе Яге вас проводить, он с ней дружит.

Спасибо, дедушка, что помог нам, — сказал Барабашка. – А я думал, ты меня ругать будешь.

Да за что тебя ругать? — удивился дедушка. — Худое с любым может случиться, но если ты сам все исправишь, то станешь смелее и умнее. Трудности ведь не только людей закаляют, но и барабаев тоже.

Мальчики распрощались с дедушкой и пошли обедать.

А у вас тоже есть полиция? — поинтересовался Петя.

— Конечно, полицейские пропавшие вещи ищут, детишек-барабаек, если потерялись, другие полезные дела делают все, как у вас.

А они не страшные, ваши полицейские?

Не-ет, какие ж они страшные! — удивился Барабашка. — Они всем помогают, за порядком следят. А разве ваши нет?

Не знаю. Но бабушка говорит, если я себя буду плохо вести, то меня полицейский заберет.

Тут Барабашка начал громко смеяться, Петя даже немножко обидно стало.

Ну, ты, Петя, даешь. Ясное дело, шутит она так. Полиция наоборот детей помогает родителям возвращать. Просто ты, наверное, бабушку не слушаешься, и она, бедная, не знает, как с твоим поведением по-другому справиться. Взрослые, когда не умеют с детьми обращаться, придумывают страшные истории. Я одну девочку знал, ее Бабой Ягой напугали. Маленькая Бабушки Яги нашей так боялась, что заснуть иногда не могла. А ведь старушка в ваш мир даже попасть не может, это во-первых. Во-вторых, добрая она, добрей бабушки я не знаю.

Жалко девчонку, — посочувствовал Петя,

Не переживай за нее. Я ей помог начал в снах показывать все про нашу Бабушку Ягу: как она пирожки печет, как животных лечит, как песни поет. Девочка даже не сразу поняла, кто ей снится, а когда поняла враз перестала бояться. И потом в книжке своей с картинками, где Бабушка Яга страшной была нарисована, добрую улыбку ей пририсовала и косынку ромашками раскрасила. Так и справилась со страхом.

Вот это да! Я Бабу Ягу себе тоже противной представлял, — признался Петя.

А ты не представляй, — ответил Барабашка. — Вот я вас познакомлю, сразу поймешь, что она лучшая бабушка на свете.

 В королевской столовой круглолицая веселая кухарка накормила их борщом и котлетами с пюре. Еда была очень вкусной, наверно, это потому что она волшебная, подумал Петя.

Ешьте-ешьте, мои хорошие, — приговаривала добрая женщина, — готовить я люблю. Когда я свои пять лет служила, только торты и пирожные в снах показывала, а еще сады из леденцов и розы из зефира. Детишкам очень нравилось, они даже во сне жевали.

Ребят она тоже угостила зефирными розами. Тут в столовую заглянул подтянутый барабай в сером мундире.

Та-ак, — протянул он, — без меня мои любимые зефирные розочки едите. Ну-ка, налейте и мне чайку, я тоже полакомлюсь.

Это наш Главный Полицейский, а это Петя, — познакомил Барабашка уплетающих за обе щеки мальчика и полицейского.

Знаю, знаю, — Полицейский закивал, — мне дедушка все твои приключения рассказал. Непростая вышла история. Но ничего, сумел запутать веревочку, сумеешь и распутать.

После чая друзья вышли на двор и уселись в повозку. Полицейский, их провожатый, попросил ребят спрятаться под одеяло, пока по городу будут следовать.

Появление Пети много шума в городе наделало, все только об этом и говорят. Нам в королевстве лишние волнения ни к чему.

Сидеть под одеялом было темно, но не скучно: по тому, как именно повозку трясло, Барабашка догадывался, где они едут, и рассказывал Пете. Настоящая экскурсия!

Вот мы выехали из дворца – скрипнули ворота, значит, открылись. Вот качаемся сильно, аж подбрасывает: движемся по центральной улице, она самыми большими камнями вымощена. А теперь слышишь, как шумят: это мы к рынку подъехали. Чего у нас там только ни продается…

За городом Полицейский разрешил мальчикам вылезти из укрытия. Повозка долго шла среди полей, а потом нырнула в лес. Ехать было все труднее и труднее, ветки задевали крышу, под колесами бугрились толстенные корни, и вот наконец лошади встали: дорогу перегораживало толстенное упавшее дерево. Полицейский спрыгнул на тропу, привязал лошадей к крепкому дубку.

Все, граждане, дальше пешком. Эдак-то к дому Яги не проехать.

Компания зашагала по едва видимой лесной тропинке среди зарослей малины.

Домик старушки оказался обычной лесной избушкой, только суматоха стояла вокруг необыкновенная. Баба Яга и огромная хрюшка гонялись по двору за маленькими поросятами, пытаясь их поймать.

Гражданка Яга, я к тебе гостей привел, — сказал Полицейский. Но куда там: старушка его даже не услышала, а продолжала ловить поросят. Свинья остановилась отдышаться.

Вот, привела их лечиться, — объяснила она, — желудей прошлогодних наелись, животы болят. Теперь не дают себя осмотреть. Уговаривали мы их, призы за смелость обещали, а они врассыпную. Не догнать сорванцов.

Мама-Свинья была очень расстроена. Тут и Баба Яга села, запыхавшись, рядом.

Яга, — еще раз обратился полицейский, — Нашему принцу и его другу тоже помощь нужна.

Подождите, касатики, подождите, — ответила бабулька, — все по очереди. Сначала поросят полечу, потом вас выслушаю. Вы — молоденькие, помогли бы мне, старой, это хулиганье изловить.

Полицейский с ребятами тоже попытались поймать непослушных малышей. Однако дело это было невозможное: уж очень юркие оказались поросята, попробуй догони, а тем более ухвати! Петя было зацепил одного поросенка за хвостик, но хвостик был такой маленький, что выскользнул в два счета.

В конце концов малыши забрались под избушку и ни за что не хотели оттуда вылезать.

Вылезайте, милые, я вас осмотрю и вкусным кленовым сиропом напою. Чтобы животики ваши не болели, — уговаривала Баба Яга.

Не-а, — отвечали из своего укрытия поросята, — не выйдем, вдруг вы нам укол поставите или горчичник. Не хотим.

Вылезайте, дорогие, — продолжала Баба Яга, — я только животики пощупаю, не переживайте!

Ни за что, — отвечали поросята, — будем тут сидеть.

Мама-Свинка только вздыхала. А Петя сердился: во-первых, они теряли драгоценное время до темноты, во-вторых, он узнавал себя, ведь и он сегодня не хотел вылезать из-под кровати на осмотр к тете Лене. Ему было стыдно. Барабашка мог подумать, что Петя такой же трус, как эти поросята...

Тут одному из малышей стало совсем нехорошо. Он застонал и начал жалобно плакать. Остальные испугались и вынесли его из укрытия. Стонавший поросенок был белый, как снег, и лежал на боку, прикрыв глазки. Вид у него был очень несчастный.

Баба Яга осмотрела его и сказала:

— Ну, дружок, все-таки тебе придется укол сделать, зато сразу легче станет.

— Ла-адно, — прохныкал поросенок. — У-у-очень мне плохо.

Его братишки и сестренки не разбегались, а смотрели, как старушка лечит братца. После укола поросенок заметно порозовел. Делать нечего, остальные послушно выстроились в очередь на осмотр к знахарке. Она их всех ощупала, прослушала, кому микстуру дала, кому таблетку. Все поросята охотно пили лекарства, ведь рядом на травке сидел их братишка и причитал:

Ох, как плохо мне было, теперь всегда сразу лечиться буду, ох, как плохо мне было.

Наконец Баба Яга отпустила маму-свинку с поросятами домой. Велела детям соблюдать постельный режим и еще раз на ночь выпить микстуру. Потом обратилась к полицейскому:

Ну что, друг мой, рассказывай, с чем пришли.

Выслушав историю о том, что случилось с ребятами, она задумчиво нахмурила седые кустистые брови и покрутила концы платка.

Кажется, было уже такое в нашем королевстве. Я старая слишком, плохо все помню, надо в летописи посмотреть.

Баба Яга притащила из избушки большую потертую книгу и начала ее перелистывать.

Твоя, Барабашка, прапрапрабабушка как-то раз привела с собой в королевство девочку Катю, проговорила она негромко, точно сказку рассказывала. Чтобы девчонке вернуться, пришлось им в лес волшебный идти. Шапку из трын-травы связали, Катя ее на рассвете надела, три раза вокруг себя повернулась и исчезла. Потом твоя родственница ее проведывала. Выросла, говорила, та девочка умной и смелой.

Если обычная девчонка смогла, мы точно справимся. — сказал Петя. —Тем более нам теперь обоим шапки нужны!

Чаща у нас рядом. Чтобы не заблудиться, вот вам клубочек: раскручивайте, пока идете, а потом по ниточке вернетесь. Я спать не стану, буду вас ждать и лучинку жечь. Уж две-то шапки до рассвета свяжем.

Спасибо, бабушка, — почти хором ответили друзья.

Не за что, не за что. А ты, Полицейский, оставайся, ребята сами должны трын-траву насобирать. Мы с тобой пока чайку попьем, про жизнь поговорим.

Вздохнув, путешественники, разматывая по дороге клубок, двинулись в чащу. Идти было не очень далеко. Вскоре по пути начали попадаться березы — вроде бы обычные, только высоченные. Их белые стволы переливались под закатными лучами.

Нужно, пока светло, запомнить, где самые крупные березы растут и самая сочная трава, — серьезно сказал Барабашка, — чтобы в темноте с работой успеть справиться. Ведь ночью все такое же, только не видно ничего.

Хорошо, — согласился Петя, — давай все осмотрим, а потом с закрытыми глазами наощупь попробуем найти.

Ребята начали трогать березы, траву, считать шаги, держась за руки, разматывая и сматывая клубок. Вскоре они ориентировались в лесу с закрытыми глазами, как у себя дома. Дожидаться темноты сели на полянке. Солнце постепенно садилось. Кроны волшебных деревьев мягко шелестели над головами, трын-трава была теплой и шелковистой. Роща словно поддерживала ребят. Наконец совсем стемнело. Раньше Петя боялся темноты, но теперь ему было совсем не страшно. Во-первых, он был не один, во-вторых, знал это место уже очень хорошо. Ведь в темноте себя чувствуешь также как и днем, только как будто закрыл глаза. «Надо у себя дома так потренироваться», — решил мальчик.

Что ж, пора за дело.

Друзья быстро справились с задачей: набрали волшебного сока, нарвали трын-травы, а потом, сматывая нитку в клубок, отправились в обратный путь.

Баба Яга встретила ребят радушно. Сначала напоила чаем, а потом усадила за работу, рассказав, как шапки плести. Когда все было готово, компания вышла на крыльцо — ждать рассвет.

Ну прощай, Петя, — сказала бабушка. — Ты – молодец: столько приключений, а совсем не испугался.

До свидания, Баба Яга, — ответил мальчик. — Я всего раньше боялся, даже тебя и Барабашку. Понял я, что эти страхи сам себе придумывал. И ты добрая, и в темноте все такое же, как при свете, а Барабашка мне вообще лучшим другом стал.

Спасибо, Петя, — растрогался Барабашка. — Ты не сердись на меня, что тебя в такое приключение втянул. Я теперь в твою комнату прилетать со снами про нас буду. Только на глаза показаться больше не смогу. Правила есть правила, я и так их нарушил — первый раз после прапрапрабабушки...

Небо над лесом начало розоветь. Петя со всеми еще раз попрощался, обнял Барабашку, покрутился вокруг себя три раза и…очутился под своей кроватью, даже головой об нее немного стукнулся, а вот шапка по дороге исчезла. Тут он услышал голоса мамы и тети Лены:

Вылезай, Петя, заснул ты там, что ли? — слегка волнуясь, говорила мама. — Проголодался уже, наверно!

Петенька, — вторила ей тетя Лена, — мне домой пора.

Мальчик без промедления вылез и дал себя осмотреть. Он помнил, как поросенку стало плохо, когда тот отказывался лечиться, и не хотел вести себя как глупый поросенок. Тетя Лена горло у него посмотрела, послушала, еще раз температуру измерила и выписала пациенту микстуру и таблетки. Не очень вкусные, конечно, но если хочешь быть здоровым — можно и потерпеть.

Барабашку Петя, к сожалению, больше не видел, а вот сны ему с тех пор только хорошие снились. Поэтому мальчик понимал, что Барабашка его не забыл и в гости прилетает. А еще мальчик новую игру придумал — ходить по комнате с завязанными глазами и различать предметы на ощупь. И так она ему понравилась, что он даже друзей научил. Очень веселая игра, только вазы нужно убирать, чтобы не разбить.

Всяких глупых выдумок Петя теперь не боялся и рос настоящим смельчаком.


Комментарии: 0

Пока нет комментариев


Оставить комментарий






Все поля обязательны к заполнению.

Перед публикацией комментарии проходят модерацию.